Россия на Евробаскете: Ностальгия по Блатту

Михаил Рехтин

Прошло два дня с тех пор, как наша сборная сыграла последний матч на чемпионате Европы по баскетболу. Эмоции немного схлынули, континентальный турнир стал для нас уже историей, и пришла пора думать о том, как жить дальше.

По ходу Евробаскета-2013 ловишь себя на мысли, что только сейчас видно, сколь многое в игре нашей команды держалось на Блатте. При нем сборная жила своей, отделенной от всего остального российского баскетбола жизнью. Она казалось чуждой тому миру, в котором РФБ сотрясал скандал за скандалом, а клубный баскетбол постепенно покрывался паутиной забвения. Мы с нетерпением ждали каждого нового турнира, как глотка свежего воздуха, зная, что при любом результате будем гордиться нашей сборной.

Команда-звезда Дэвида

При Блатте Россия была сильна, прежде всего, командой. Он показал нам, как можно, имея набор не самых звездных игроков в мире, давать результат за счет самоотверженности и коллективных действий, когда каждый баскетболист является деталью хорошо отлаженного механизма.

Да, у него был Андрей Кириленко. Но даже он стоит особняком среди звезд, обладая уникальной для игрока такого масштаба способностью вписываться в командный механизм. Ведь ни Швед, ни Моня, ни Фридзон не стали за год, прошедший после лондонской бронзы, играть хуже. Они лишь перестали быть частью модели Блатта, а стали просто Моней, Шведом и Фридзоном. И Карасеву нужно было заново сложить их в хитрую головоломку, которая позволила бы России показать свой максимум. Не вышло.

Дэвид Блатт. Фото: ИТАР-ТАСС

Пожалуй, пришла пора от «лирики» перейти к «физике». Главных причин провального выступления нашей команды, на мой взгляд, две: желание Карасева в короткий срок кардинально переделать игру сборной и недостаток у него тренерского авторитета.

У тренера банально не хватило времени, чтобы поставить ту игру, которую он хотел. А козыри, которыми мы брали свое раньше, оказались утраченными. В итоге сборная оказалась в некой полупозиции без четкого представления о том, что ей нужно делать на площадке.

Состав нашей сборной словенского созыва, что уж скрывать, был далеко не звездным. Нередко он бывал таковым и у Блатта, и мы выгрызали свое место под солнцем самоотверженной работой в защите и четким розыгрышем комбинаций в нападении. Всем тем, что Карасев назвал «вчерашним днем баскетбола». Уверен, что встань мы со Швецией в свою «позиционку», при Блатте наводившую ужас на всю Европу, скандинавы были бы рады и 50 набранным очкам.

Ломать — не строить

Та же модель, которую в первых матчах предложил Карасев, не скрывала, а наоборот, выпячивала недостатки нашей команды. В игре с финнами тренер от нее частично отошел, и россияне сразу стали показывать другую игру. Команда стала действовать строже в защите, больше заигрывать центров, заработали пинк-н-роллы. И сразу же происходящее на площадке стало напоминать то, к чему мы привыкли.

Одним из главных ноу-хау Карасева стала широкая ротация состава. Осмелюсь предположить, что нет ни в одной сборной, где все игроки проводили бы на паркете больше 10 минут за матч. Причем иногда создавалось впечатление, что замены по ходу игры следуют хаотично и не поддаются никакой логике. Понятно, что главный тренер таким образом стремился поддерживать высокий темп игры команды, но у сборной все же должен быть костяк, на плечи которого ложится основная нагрузка. Поэтому, когда Хвостов или Кулагин проводят на паркете по 15 минут с единственной задачей – «не навредить», это уже является перебором.

Ну и не могу не затронуть тему авторитета. Если Карасев хочет далее успешно работать с командой, он ему нужен в первую очередь. То, что его не хватает Карасеву, можно однозначно видеть — как по интервью игроков, так и по тому, что происходило во время тайм-аутов. Вместо получения четких тренерских указаний они зачастую превращались в коллективное обсуждение дальнейших действий, иногда и вовсе без какого-либо полезного участия Карасева.

Да, ветеран российского баскетбола является непререкаемым авторитетом для игроков «Триумфа» или университетской сборной. Однако чтобы стать таковым для Мони, который выходил с ним на площадку, или Шведа, примерившего на себя роль лидера команды, тренеру придется очень и очень потрудиться.

Нет, мы ни в коем случае не ставим крест на Карасеве, как на тренере. Его бросили на амбразуру в авральном режиме, и хотя бы за то, что он принял этот вызов, ему стоит отдать должное. Однако Василию придется проявить основательную гибкость взглядов и умение признавать ошибки, чтобы его дальнейшая работа со сборной оказалась успешной.

Фридзон, Кириленко и Хряпа на бронзовом Евробаскете-2011. Фото: ИТАР-ТАСС

Конечно, были и другие факторы, хоть они и не стали определяющими. С травмой играл Фридзон. Для снайпера, обладающего «золотой рукой», 28 процентов попадания с игры — это, разумеется, не результат. Не слишком удачный турнир провел Антон Понкрашов, который, будучи эффективным в защитных схемах Блатта, терялся в быстрой игре, проповедуемой Карасевым.

С ностальгией по прошлому — в туманное будущее

Чемпионат мира мы уже потеряли и вряд ли с такой игрой заполучим одну из четырех «вайлд-кард». А значит, впереди нас ждет отборочный турнир к очередному Евробаскету. Вполне вероятно, что там нам придется обходиться без Кириленко, а заодно и без Хряпы с Моней. Новобранец «Бруклина» уже заявил, что смена генерального менеджера за месяц до старта турнира была ошибкой. Хряпа и Моня отдали сборной много лет и могут просто не захотеть под руководством Карасева заново строить новую команду.

Поэтому, чем бы ни обернулись дальнейшие события, времена Блатта нам, похоже, еще долго придется вспоминать с ностальгией.

Кстати, с вылетом нашей команды из турнира россияне лишились даже тех крох баскетбольного праздника, которые у них были. Российские телекомпании, естественно, моментально потеряли интерес к турниру, и понаблюдать за дальнейшим развитием событий на Евробаскете на общедоступных каналах уже не получится. Хорошее начало работы над популяризацией баскетбола, анонсированной РФБ.

Добавить комментарий