Женщине вместо силикона вкололи в ягодицы герметик для ванн

У Эйприл Мишель Браун, матери двух детей и бывшего визажиста из Лос-Анджелеса, нет рук и ног. Таких людей немного, но они есть. Однако 46-летняя Эйприл, возможно, является единственной жительницей планеты, которая лишилась конечностей из-за невинного и вполне объяснимого для женщины желания выглядеть красивее. Девять лет назад Эйприл, с детства стеснявшаяся своих плоских ягодиц, решила придать им объем и вколола силикон. На свою беду, она обратилась к услугам горе-специалиста, с которой познакомилась в своем салоне. Та ввела ей за 1 тысячу долларов вместо косметического силикона… герметик для ванн.

Инъекции вызвали очень сильную аллергию и заражение всего организма. Кожа на ягодицах быстро начала темнеть, пока не приняла почти черный цвет. Появились затвердения, они росли в размерах. Затем пришла боль. Боль была такой невыносимой, что Эйприл мечтала о смерти. Ее жизни угрожала неминуемая смерть. Чтобы сохранить жизнь, в 2011 году пришлось пойти на сверхрадикальные меры – частично удалить ягодицы и из-за гангрены ампутировать все конечности. Ее ввели в искусственную кому и в таком состоянии в течение двух недель сделали 27 (!) операций. Придя в себя, она узнала, что стала полным ампутантом.

Пришлось привыкать к новой жизни. Боль прошла, но на смену ей пришло черное отчаяние и безысходность. Жить не хотелось, но сейчас по другой причине. И все же Эйприл Браун удалось справиться с депрессией. Выписываясь через шесть месяцев из больницы, она знала, что будет бороться.

Эйприл училась жить заново. Она по шесть дней в неделю училась ходить, ездить на велосипеде и плавать. Было очень трудно и больно, но Браун все же добилась своего. В середине апреля она преодолела что-то вроде триатлона: прошла 5 километров, проехала 16 километров на велосипеде и проплыла 150 метров. У финишной черты, где ее ждали две дочери и другие родственники и друзья, она вновь разрыдалась. Только на этот раз это были слезы радости.

Она лишилась рук и ног и едва не умерла
Фото: The Sun

Во всех своих бедах Эйприл винит свое тщеславие. Подавать в суд на ту шарлатанку, которая сломала ей всю жизнь и чуть не убила, она не стала.

«Я заплатила ужасную цену за свое тщеславие, — предостерегает сейчас Эйприл Браун от повторения своей ошибки других женщин. — И я буду платить за него всю свою оставшуюся жизнь. Но я не виню никого, кроме себя».

Добавить комментарий